Между утопией и пропагандой: мозаика советской эпохи в одной книге

0 2

Арт-пространство «Cube.Moscow» и издательство «Бомбора» представляют совместный проект — книгу «Монументальная мозаика Москвы: между утопией и пропагандой». Красочное издание посвящено советскому мурализму и рассказывает, как монументальное искусство прошло путь от борьбы с мифами в эпоху авангарда и соцреализма до мифологизации самого СССР.

Между утопией и пропагандой: мозаика советской эпохи в одной книге

Разворот книги «Монументальная мозаика Москвы: между утопией и пропагандой». Фотография предоставлена организатором

Между утопией и пропагандой: мозаика советской эпохи в одной книге

Разворот книги «Монументальная мозаика Москвы: между утопией и пропагандой». Фотография предоставлена организатором

Между утопией и пропагандой: мозаика советской эпохи в одной книге

Разворот книги «Монументальная мозаика Москвы: между утопией и пропагандой». Фотография предоставлена организатором

Более 100 иллюстраций московских мозаик, которые представлены в книге, создал английский фотограф Джеймс Хилл, обладатель Пулитцеровской премии и лауреат World Press Photo. «Советские мозаики Москвы — лишь небольшая часть монументальных мозаик, созданных в СССР, — стали для меня попутчиками в городских путешествиях. Теперь они уже не пропаганда и не проповедь режима, считавшего их создание скорее утилитарной, чем художественной задачей. Эта книга не только отчет о существовании советской монументальной мозаики в российской столице, но и дань уважения художникам, архитекторам, скульпторам и строителям, которые воплотили в жизнь эти уникальные произведения, ставшие мировым художественным наследием», — отметил он.

Между утопией и пропагандой: мозаика советской эпохи в одной книге

Неизвестный художник. Панно в интерьере ресторана «Армения». 1952

Между утопией и пропагандой: мозаика советской эпохи в одной книге

Юлий Королев. Моя Родина (Россия). Московский центральный автовокзал. 1966–1971

Между утопией и пропагандой: мозаика советской эпохи в одной книге

Клавдия Тутеволь. Эстафета. Институт физической культуры и спорта имени В. И. Ленина (Научно- исследовательский институт Спорта Российского государственного университета физической культуры, спорта, молодежи и туризма). 1972–1973

Между утопией и пропагандой: мозаика советской эпохи в одной книге

Юрий Королев. Космос. Средняя школа № 548 (№ 630). 1965–1969

Между утопией и пропагандой: мозаика советской эпохи в одной книге

Юлий Бобыль, Людмила Литвинова. Праздник. Дворец культуры завода автоматических линий имени 50-летия СССР (Кинопроизводственный комплекс R-studios). 1977

Издание рассказывает, как панельные дома стали символом борьбы с типизацией, почему так много мозаичных работ находится на станциях метро и что объединяет античных богов и героев советской мозаики.

Между утопией и пропагандой: мозаика советской эпохи в одной книге

Неизвестный художник. Панно в интерьере. Опытно-конструкторское бюро А. Н. Туполева. 1978

Между утопией и пропагандой: мозаика советской эпохи в одной книге

Юлий Королев. Былины, Песня. Станция метро «Свиблово», подземный зал. 1978

Между утопией и пропагандой: мозаика советской эпохи в одной книге

Леонид Полищук, Светлана Щербинина. Исцеление человека. Библиотека 2-го Медицинского Института (Российского национального исследовательского медицинского университета имени Н. И. Пирогова). 1973–1979

Между утопией и пропагандой: мозаика советской эпохи в одной книге

Юлий Королев. Панно. Московский дворец молодежи. 1986–1988

Между утопией и пропагандой: мозаика советской эпохи в одной книге

Борис Тальберг, мозаичная мастерская Академии художеств СССР под руководством Рябышева В. И. 1812 год: Народное ополчение и пожар Москвы, Победа русской армии и изгнание Наполеона. Музей-панорама «Бородинская битва». 1962

«Расцвет монументальной мозаики в СССР — явление во многом удивительное.
Искусство, исторически связанное с культовым зодчеством, в 1930-х годах было поставлено на службу пропаганде советского строя. Мозаика настолько удачно вписалась в статусные сооружения, прежде всего в интерьеры станций московского метро, что не утратила популярности и в 1960–70-е годы. Напротив, она вышла на фасады, освоила демократичные материалы и стала одним из главных способов добавить декоративности лаконичным архитектурным объемам, заставить заговорить нейтральные по образу здания.

Мозаика — техника трудоемкая, смальта — материал дорогой, так что не удивительно, что больше всего мозаичных произведений создано в Москве. Здесь над ними работали крупные художники: Александр Дейнека, Андрей Васнецов, Борис Чернышев, Евгений Аблин, — но при этом авторство многих мозаик, иногда очень высокого качества, до сих пор не установлено.

Эта книга, в которой представлено все разнообразие мозаик советского периода, какое можно увидеть в Москве, — важный шаг в освещении феномена, еще ждущего глубокого научного изучения. Но еще важнее внимание к судьбе произведений, которые исчезают с огромной скоростью — разламываются вместе со сносимыми зданиями, сбиваются, чтобы избежать расходов на реставрацию, замуровываются под новыми фасадами. Пора осознать: мозаики не часть советского визуального мусора, а невосполнимая историческая и художественная ценность», — прокомментировала Анна Броновицкая, историк архитектуры, директор по исследованиям Института модернизма, доцент МАРХИ.

Источник

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.